#говори
за
себя

Проект о людях,
создающих индустрию
Антон Пяскорский
ведущий YouTube-шоу «Пинг-Понг Show»
и программ SUPER 20 и #RuTalk на телеканале RU.TV
В одной из своих соц. сетей ты задавал вопрос подписчикам о том, что лучше: делать то, что любишь, даже если выходит так себе, либо заниматься тем, что выходит лучше всего. Ты сам для себя как ответил на этот вопрос?
Я думаю, что всё же, лучше делать то, что любишь и всеми силами стараться стать в этом деле лучшим. Так будет проще, чем изо дня в день делать то, что тебе не нравится. Когда ты кайфуешь от своего занятия, то всё получается. Это не просто слова. Иногда на этот шаг трудно решиться, трудно в это поверить, и мы отдаём предпочтение стабильности. Но это же супер-сложно – постоянно себя заставлять. Становишься нервным, раздражительным. Если, конечно, ты не достиг дзена и не обращаешь внимания на подобные раздражители. Но, всё же, обстоятельства частенько складываются иначе, да, и жизнь – чуть сложнее, чем о ней можно размышлять. Всегда надо стремиться к своему внутреннему комфорту. Потерпеть какое-то время, поставив себе задачу и цель, чтобы всё изменить так, как хочешь ты, проще, чем сдаться и просто плыть.

Расскажи о своём детстве. Можешь вспомнить момент, который мог бы определить как определяющий дальнейшее твоё мироощущение?
Детство. Хм, там много чего было. Попытки полюбить спорт, танцы, брошенная музыкалка (о чём теперь сожалею), попадание под машину, сожжённый гараж… Весёлое детство было, хорошее такое. Я бы хотел описать тебе момент, что вот я смотрю там на кого-то и, «бац», осознаю, что вот хочу того-то от жизни и этого. Или, что я случайно вышел на сцену, когда заболел друг, и мне рукоплескали и вот меня осенило. Я родился с ощущением того, что хочу стать публичным, то есть для меня это было само собой разумеющееся. Поэтому ещё с детского сада я обожал рассказывать стихи, выбирал их посложнее, чтобы всех удивить). Потом в школе занимался всей этой творческой деятельностью. Сам, не из-за того, что заставили. Вокруг аккумулировались такие же ребята. Мы много чего пытались делать, и это явно доставляло мне большое удовольствие. К счастью, учёба давалась относительно не сложно, и я достаточно рано понял, что в цвете аттестата и диплома (лично для меня!) нет никакого смысла. Как ребёнок 90-х, когда всем было тяжко, я сделал себя сам. У родителей тогда были другие заботы – прокормить нас с братом. Поэтому мы старались им не докучать, и проблемы свои я привык решать самостоятельно уже тогда.

Ты окончил журфак и почти сразу попал на RU.TV. Можешь вспомнить, какая первая мысль пришла в голову, когда тебе сообщили, что ты прошёл кастинг?
Немного не так) Я окончил журфак, потом 2 года работал в ресторанной сфере и когда понял, что устал от людей и московского «надувного» пафоса, вспомнил про свой диплом и разослал на телеканалы резюме. И меня позвали на Russian Music Box, где я проработал 2 года. Очень благодарен команде за старт. Там я многому научился: работе с артистами, первые прямые эфиры, дедлайны, командировки. Всё было. Я даже успешно придумал и запустил своё авторское шоу «Квест LIVE с Антоном Пяскорским». Я не очень помню, какие мысли у меня были (проблемы с памятью), но чётко помню, что когда мне надо было выезжать на свою первую съёмку, моя собака начала рожать). Всё прошло успешно: и у меня, и у собаки.
Потом понял, что надо расти и тут 2 разных человека прислали мне вакансию «редактора» на RU.TV. Я отправил резюме и меня взяли. Сначала я работал редактором программы RUновости. И тренировался, чтобы встать в кадр. А там закрутилось: сначала я начал вести эту программу, потом случился #RUTalk, «Двое с приветом» и вот теперь SUPER 20. Я получаю удовольствие от своей работы. Это точно. Но я самоед. Не умалишённый, но постоянно смотрю и думаю, что я мог бы сделать лучше и как в следующей программе вырасти профессионально.

Расскажи подробнее. Вот ты пришёл на один из главных музыкальных телеканалов страны. Что дальше? Чего боялся? Каким образом старался себя зарекомендовать?
Без ложной скромности, я очень идейный. Поэтому на планёрках часто что-то предлагал, но это даже не с целью заявить о себе, сказать: «посмотрите какой я крутой». Когда меня прёт – я готов делиться. Тут так же было. А потом я просто пытался пробить стену). Мне часто в жизни надо что-то доказывать, просто ничего не достаётся. Я к этому уже привык. Тут без претензий на уникальность).
Ты гордился собой в тот момент?
Нет. Мне было радостно. И волнительно. По сей день я хочу быть лучше, чем в прошлом эфире. Я, вообще, не очень умею себя хвалить. Что плохо. Но иногда, говорю себе: «Чувак, стоп! Ты – молодец! У тебя нет родителей олигархов, не было знакомых, которые могли подсобить. Ты сам оказался на этом месте!». Но делаю это редко. Не берите с меня пример. Себя надо хвалить!

Наверняка доводилось общаться в рамках работы с любимыми селебрити. Расскажи, как это было?
Да, я много с кем общался по работе. Было много всего, поэтому вспомню про первый опыт. Это было интервью с Юлей Волковой. В своё время она мне крайне нравилась. Волновался. Но после общения с ней
Я понял важную вещь для журналиста
из развлектельной сферы – с артистами важно общаться на равных и чётко понимать, что им это всё тоже очень нужно. Не только тебе, в стремлении добыть эксклюзив
Ещё со врменем понял, что, к сожалению, приличное число наших артистов, скажем так, не самые разговорчивые и интересные люди. Не все понимают, где и как себя надо вести и что от тебя требуется на каком-нибудь серьёзном ужине или на клубной тусовке. Я сейчас, именно, про взаимодействие журналист-артист.

Три самых ярких события за период работы на RU.TV?
Ох… Много всего было. Из того, что приходит на ум: День города в Москве. По-моему, 2018 год. Я не люблю массовые гуляния со зрительской стороны. А вот когда ты выходишь на сцену и перед тобой стоит 10-15 тысяч людей – это кайф. Я прям заряжаюсь. Второе, наш крутой новогодний проект. Вместе с Юлей Завьяловой, Аней Криволаповой, Леной Копосовой и артистами ходили к нашим зрителям в гости и поздравляли их. Это было очень смешно). Ну, и, конечно, третье – премия телеканала RU.TV. Мы в паре с Юлей в 2019 году работали на красной дорожке, то есть встречали гостей. Для неё это был уже второй опыт, для меня – первый. Вот это точно волнительно. Когда тебе надо работать на камеру, так как миллионы зрителей смотрят премию у экранов телевизоров, развлекать тех, кто стоит возле дорожки, слушать команды редактора, встречать артистов и ещё пытаться выудить у них что-нибудь интересное. После премии мы ещё работали на афтерпати. В общем, весь следующий день я спал).
Как оцениваешь российское телевидение сегодня? Какие основные минусы можешь назвать?
Ох…Тема сложная и интересная. Не желание развиваться. Единичные программы, каналы стремятся идти в ногу со временем. Мы мало чего создаём сами, предпочитая что-то заимствовать и адаптировать. Но даже это делаем не всегда удачно. Вообще, я за то, чтобы балом правила молодежь. Вопрос свободы СМИ оставим за скобками. Это по умолчанию.

Твой топ российских СМИ сегодня?
«Пятница», «Медуза», YouTube. Честно, я давно не смотрю телевизор, не читаю газет, не листаю журналов. Соц.сети дают возможность делать всё это избирательно, точечно, смотря то, что тебя интересует. Люблю Telegram и Twitter. Но иногда я беру инфо-паузу и отключаюсь, чтобы не грустить. Ненадолго, ибо крайне не хочется выпадать из контекста времени. Боюсь старости).
Расскажи про новое YouTube-шоу? Кому принадлежит идея?
«Пинг-понг show». Эта идея принадлежит Свете Ли. Мы не были знакомы, но проходили один курс. Как-то она написала мне в телеге и предложила стать со-ведущим и сделать такой проект. Я согласился. Мы доработали идею, я привнёс что-то своё, собрали всё в кучу и стали снимать. Но сейчас мы решили закрыть его, так как идея безумных челленджей изжила себя, как нам показалось. Да, и помните, я чуть выше рассказывал, что далеко не все артисты понимают, что от них требуется и куда они, вообще, идут участвовать.
Работаем над новым развлекательным проектом со Светой и параллельно с другой командой я делаю проект «Мнения». Это уже что-то посерьёзнее будет. Когда ты начинаешь работать над своим собственным детищем, всё оказывается сложно и затратно. Поэтому не хочу называть никаких сроков, но, надеюсь, в этом году обе эти машины заработают).

Весной этого года ты анонсировал свой уход с телеканала. Выкладывал много прощальных фото с яркими моментами, тепло отзывался о коллегах. И через какой-то совсем небольшой промежуток времени снова вернулся на телеканал. Что тогда произошло?
Тогда произошла пандемия, карантин и время, когда все смогли ощутить на себе экономические последствия всего этого странного 2020 года. Я не стал исключением. Но позже мы смогли договориться, и я вернулся в проект SUPER 20. Сейчас занимаюсь им и программой #RuTalk, которую мы ведём с Юлей, и выходит она в прямом эфире в VK.
Первая мысль после ухода? В каком направлении собирался двигаться? Рассматривал вакансии на телеканалах-конкурентах?
Я сразу смотрел в сторону YouTube. Он меня давно манит. Но, повторюсь, там всё оказалось сложнее, чем кажется на первый взгляд. Но я не боюсь трудностей).

Если бы «Муз-ТВ» сделали тебе предложение о сотрудничестве на более выгодных условиях, ты бы принял его?
Всё же, для меня это работа. Я очень люблю коллектив RU.TV. Но более выгодные условия обязательно бы изучил.

Вспомни самые смешные ошибки в прямом эфире?
Стараюсь их не запоминать. Она случилась – я проанализировал и пошёл дальше уже с правильной установкой. И плюс, у меня проблемы с памятью. Могу вспомнить дурацкий момент, когда произошло недопонимание с Артёмом Пивоваровым. Он был гостем #RuTalk. Но пришёл к нам в программу сразу после (буквально через час) похожего эфира у конкурентов на просторах этой же соц.сети. Я уточнил у него в эфире, не считает ли он это не совсем правильным, ибо так теряется эксклюзивность и часть аудитории. Не очень помню почему и где, но Артём услышал какой-то политический подтекст в моём вопросе. Напомню, он из Украины. А я даже не думал об этом. В общем, странный был момент, но после эфира мы, вроде бы, договорились и разошлись на позитивной ноте.
Ты любишь путешествовать. Какие страны произвели наиболее яркое впечатление? Куда всегда хочется вернуться?
Я просто обожаю путешествовать. Вообще не понимаю тех, кто этого не делает. Причём, для меня неважно куда ехать: в Европу, Канаду, по России или в ближайшее Подмосковье. Да, я просто фанат Европы, но путешествия по России меня тоже радуют. Смена обстановки, новые места, виды…Ааа… Обожаю! Страна моей мечты пока не найдена. Я с радостью возвращаюсь в Испанию (Барселона – идеальный город для отпуска: пляж, тусовки, достопримечательности), Италию, во Франции был лишь в Париже. Меня очень впечатлил мыс Рока в Португалии. Прага безумно красива. Лондон. В общем, не трудно догадаться, что с одним местом я точно не могу определиться. Пусть пока будет просто Европа.

Кто из современных ныне живущих людей тебя вдохновляет? Есть люди, с которыми тебе хочется становиться лучше?
Если брать профессиональную сферу – Дудь, Ургант, Картозия, Пивоваров. Вообще, меня многие люди впечатляют. Как поёт Полина Гагарина, как играет Криштиану Роналду, как работает Эллен Дедженерес, как играет Мерил Стрип, как снимает Ларс фон Триер. Это могут быть точечные работы. Например, Джуд Лоу в «Молодом Папе» или Антон Птушкин в своём тревел-блоге. Я люблю людей и честно в них верю. И работаю над тем, чтобы спокойно это подмечать в каждом и делать комплименты. Надеюсь, когда-нибудь я смогу лично сказать об этом всем, кого перечислил).
#Говоризасебя
Автор рубрики Юля Терлецкая
PR in
Глеб Самойлов and The MATRIXX
Международная акция «Час Земли»
Климатический форум городов
Проект «Искусство ради Экологии»
Проект «Экоманифест»

ЁШ agency благодарит Антона Пяскорского за участие в проекте
Никита Василенко
журналист и продюсер радиостанции «Эхо Москвы».
Ведущий программ «Книжное казино»,
«Родительское собрание», «Ламповые времена»
Расскажи про опыт работы в сфере политики до «Эха». Почему после него ты решил устроиться именно на «Эхо Москвы»?

Ух, это уже было давно и неправда. Но если вспомнить – шёл третий курс моей учёбы на факультете Прикладной политологии Высшей школы экономики. Мой одногруппник Митя каким-то образом стал главой предвыборного штаба одного оппозиционного кандидата и позвал меня делать для них видеоконтент. Чтобы понять, как выстроить драматургию в своих роликах, я вовсю участвовал в работе штаба и «полевых» активностях – ходил на поквартирные вопросы и сбор подписей. К середине кампании ко мне окончательно пришло понимание, что суть политики сводится к борьбе за власть и её удержание. Человек в этой формуле отсутствует. Хотя, точнее будет сказать, что он обезличено зовётся электоратом. Я понял, что не хочу быть эдаким Остапом Бендером, который ищет тысячи способов «честного» отъема голосов. Не знаю, может, я был в душе романтик и видел изначально политику как борьбу за счастье людей…но вот…этот миф развеялся. Что делать дальше я не понимал, потому что эта сфера всё равно вызвала интерес. И когда пришло время поиска места для летней практики, я на удачу через множество рук передал своё резюме на «Эхо». Потому что я видел в этой радиостанции своё отражение. Она находится на передовой общественно-политической жизни России и мира. В ней много программ посвящены изучению истории – моей главной школьной страсти, которая во многом и привела меня на политологию, а, помимо прочего, на ней шли классные музыкальные программы о Beatles, рок-музыке и виниловых пластинках, что тоже было моим увлечением. Выбор был очевиден. И судьба отнеслась ко мне благосклонно – меня пригласили на стажировку.

Какое первое задание ты получил на стажировке?


Сразу хочу сказать, что я пришёл дилетантом. И среди всех перечисленных специальностей для меня единственным знакомым словом было «продюсер». То ли потому, что я в школьные годы много смотрел СТС, и мне запомнился образ легендарного продюсера Максима Викторовича Шаталина из «Моей прекрасной няни», то ли потому, что мои родители работали на ТВ, и я плюс-минус понимал какую-то специфику. Первый день прошёл, как в плохо срежиссированной компьютерной игре, где обучение проходит в виде выполнении мини-квестов. Меня сразу же встретил шеф-продюсер Нина Эйрджан (очень крутая) и не давая вставить мне слово, задавала вопросы и, сразу же отвечая за меня, давала первые задания:
- Ты Никита? Да, точно, ты же единственный мальчик-стажёр в нашем отделе. Как работать с базой знаешь? Конечно, нет! Ты же первый день! Вот - открывай её и давай собирать информационный канал на сегодняшний день. Сегодня приняли поправки к закону об азартных играх, и что-то там касается покера

Срочно найди Президента федерации покера в России, и пусть объяснит нам изменения. Параллельно звони Президенту республики N или его помощнику – вот телефоны. Спроси, смогут ли они по пути в Кремль или обратно заехать к нам на интервью…
Сказать, что я прифигел от количества задач и кучи других новых для себя вводных в первые пять минут стажировки – значит ничего не сказать. Это был своего рода тест на стрессоустойчивость. И, поверьте мне, что на фоне всех будущих задач и проектов, которые были у меня в последующие 6 лет – это были только цветочки.

Что было самым сложным на начальных этапах?


Сложностей, как таковых, не было. Мне очень помогали мои знания в области политики и самое главное – связи и контакты, выработанные в моём родном ВУЗе. Потому что основная часть работы продюсера на радио – это функции гостевого редактора. То есть, совместно с ведущими, поиск и разработка тем и приглашение под них гостей. Так как и сама политология, на которой я учился, была междисциплинарным предметом, на стыке социологии, экономики, психологии, менеджмента, PR, некоторых математических дисциплин и многого другого, то я знал множество спецов в своих областях. Мне удалось привлечь и открыть множество прекрасных экспертов для родной радиостанции, откуда их уже подбирали другие СМИ.
С какими трудностями сталкивается продюсер эфира в своей работе?

Продюсер на радио. Уточню – на нашем радио. Ещё раз уточню, на нашем радио – «Эхо Москвы» – это высококвалифицированный медиаразнорабочий. Помимо функций гостевого редактора, он должен быть хорошим интервьюером – часто приходится писать мини-интервью для разных рубрик в рамках больших программ, которые ты курируешь. Конечно, необходимо обладать хорошими организаторскими способностями. За время своей работы мне доводилось устраивать автопробег по стране в честь нашего юбилея, где мы встречались с нашими слушателями и местной властью. Мне приходилось продюсировать радиоспектакль: от проведения кастинга и работы со сценарием до организации студийной работы. Был классный проект по записи аудиогида и многое-многое другое. Отдельный драйв – это работа на информационном канале, когда ты в прямом эфире освещаешь какое-нибудь важное событие, зачастую форс-мажор, где всё развивается стремительно. И ты ищешь свидетелей, участников событий, аналитиков, которые будут объяснять происходящее, выводишь их в эфир, работая в слаженной команде со звукорежиссером, референтом, видеоинженером. А когда всё заканчивается, с чувством выполненного долга идёшь наслаждаться тишиной и понимаешь её истинную цену.

После стажировки ты получил должность продюсера эфира. При этом сегодня ты также являешься ведущим эфира. Расскажи про первый выпуск «Книжного казино» с тобой в роли ведущего. Кто был в гостях? Как все прошло?


Ой, в принципе, это был не первый мой прямой эфир. Пока была программа «Эходром», с Сашей Плющевым и Димой Борисовым, где сотрудники «Эха» обсуждали между собой какие-то обывательские темы, я часто принимал в ней участие. И какое-то чувство эфира у меня уже выработалось. Но первый раз в роли ведущего – это, конечно, был новый этап. И чувство ответственности очень давило. Для поддержки мне поставили в пару Лёшу Соломина, а гостем программы был замечательный журналист и фотограф Юрий Рост, который написал книгу по мотивам своих бесед с супругой академика Сахарова – Еленой Боннэр. Биография большого учёного и правозащитника мне была знакома, поэтому я пребывал в хорошем настроении и пытался продемонстрировать в беседе свои знания, но, как мне показалось, своим…назовём это «юношеским максимализмом»…я часто перебивал своего соведущего и замечательного рассказчика Юрия Михайловича. Но после эфира он подошёл ко мне, сказав, что он догадался, что это мой первый выход в роли ведущего, и ему приятно было оказаться у меня в гостях, а в знак благодарности позвал на вернисаж своей выставки в «Манеже». Так что Рост стал моим карьерным ростом. Вот такой каламбур.
Кто из спикеров оставил самое яркое впечатление?

Честно, я не могу кого-то выделить. Потому что к каждому отношусь с большим уважением. При подготовке всегда стараюсь прочитать не менее половины книги, о которой будем говорить, а то и полностью. Конечно, для меня навсегда запомнился эфир с Борисом Акуниным, тут признаюсь – субъективен, я читал все его книги. Поэтому могу себя даже отнести к его фанатам. Не могу не вспомнить эфир с Андреем Макаревичем, но он мне запомнился тем, что после него я пересмотрел свои принципы подготовки к программе. Как мне показалось, я задавал ему много вопросов, которые он слышит всю жизнь, поэтому, помимо книги, для подготовки я стал читать интервью своих собеседников за разные периоды жизни, чтобы найти тот вопрос, который им точно никто не задавал. И отдельно выделю Дмитрия Маликова. Мы с ним делали замечательную программу об истории музыки последних десятилетий. Своего рода музыкальная «Намедни». С ним было очень душевно беседовать, и на выходе получился классный продукт.
Ты читаешь тех авторов, которые приходят к тебе в эфир. Назови нескольких, кого выделяешь для себя?

Как я говорил, конечно же, Борис Акунин. Помнишь тот диалог между Дамблдором и Снейпом?
« – После стольких лет? – Всегда!». Из забытых имён наибольшее впечатление на меня произвёл Влас Дорошевич, которого в основном вспоминают по дружбе с Чеховым. А он обладал прекрасным писательским талантом. Всем рекомендую сборник «Восточных сказок» для знакомства с его творчеством. Я очень люблю романы Саши Филипенко. Его документальная книга «Красный крест», где рассказывается о взаимодействии Советского правительства и одноимённой организации в годы войны, через призму современных событий в Беларуси вызвала у меня большой восторг, и я часто дарю её своим друзьям. Кстати, Кирилл Серебренников делает по ней спектакль. Поэт Андрей Орловский ввёл меня в мир современной русскоязычной поэзии, за что ему большая благодарность. Ещё мне нравится слог Михаила Зыгаря, конечно, с точки зрения исторических фактов к нему много вопросов, но то, как он пишет, заставляет меня прочитывать сотни страниц за считанные часы. Я могу тут долго приводить примеры. Но лучше ищите выпуски «Книжного казино» в интернете, и откройте для себя много классных авторов.
Как оцениваешь опыт ведения эфиров онлайн в условиях пандемии?

Я ждал этого вопроса. Потому что пандемия разделила нашу жизнь на «до и после». Мир встал на паузу, и только сейчас мы потихоньку возвращаемся к привычной жизни. Надеюсь, когда вы читаете это интервью, не случилось никаких вторых волн и прочих катаклизмов. Но, всё равно, эпоха короны стала для меня не вызовом, а периодом возможностей. Я умолчу, сколько дел удалось переделать дома, а перейду непосредственно к эфирам. Наша радиостанция перевела всех гостей и часть ведущих на удалённый формат. Мне повезло, я получил разрешение приезжать в редакцию. Моим первым гостем в формате «телемоста» стал Алексей Малобродский, написавший книгу «Следствие разберётся», где в подробностях рассказал о «театральном деле» и своём опыте заключения. На тот момент суд ещё не вынес приговор. И меня не покидало ощущение, что я находился не в студии, а в Тверском суде, а Алексей присутствовал на заседании по видеосвязи. Но это были первые впечатления, навеянные в большей степени книгой. В итоге стало настолько привычно, что я уже даже как-то и не представляю, зачем нам гость в студии. Но! Увы, интернет не всегда надёжен, поэтому очное присутствие не заменить. Именно потеря соединения научила меня главному умению – тянуть время. Несмотря ни на что, эфир не должен останавливаться. Да, звукорежиссёр может дать какой-нибудь звуковой ролик, но вечно это продолжаться не может, да и слушатель может переключить на другую волну. Поэтому я стал запасаться разными историями, которые могли бы потянуть время и не дать заскучать аудитории, а на крайний случай в запасе всегда какое-нибудь голосование или интерактив.
Как продюсер эфира ты часто коммуницируешь с пиарщиками. Таким образом состоялось и наше с тобой знакомство. Интересно твое мнение, скажем так, с другой стороны: на твой взгляд, какими качествами должен обладать PR-специалист? Что ценишь больше всего при работе с ними?

Пора раскрыть страшную тайну. В какой-то момент я так проникся работой пиарщиков, что и сам им стал – пошёл в магистратуру по этому направлению. Для меня учёба стала интересным опытом, когда я мог почувствовать себя своим контрагентом.
Самое главное качество, на мой взгляд, это упорство, при этом, мастерки им обладает тот, кто умеет это делать ненавязчиво. Тот, кто не закидывает тебя пресс-релизами или достаёт звонками. А как бы поселяет в твоей голове идею, что тебе это нужно самому, твоему СМИ. Это, как в фильме «Начало» Нолана. Помимо прочего, в любой PR-кампании всё начинается с инсайтов. Грамотные инсайты – ключ не только к реципиенту информации, но и к её распространителю – СМИ
В одном из интервью ты сказал, что ВШЭ дала тебе полезные знакомства и потрясающих людей. Ты избирателен в выборе людей для собственного окружения? Каким образом оно формируется? Какой человек никогда в него не попадет?

Так и хочется ответить строчкой из песни группы «Кино»: «Мои друзья всегда идут по жизни маршем и остановки только у пивных ларькооооов». У меня есть большие проблемы: я альтруист и эмпат, я стараюсь видеть в людях только лучшее и оправдывать их поступки. Поэтому я могу открыться и подпустить к себе очень близко первого встречного. Иногда от этого мне «прилетало», но я ни о чем не жалею. Любой вызов можно конвертировать в полезный опыт. Но, конечно, у меня есть ближний круг, который, наверное, сформировался через какие-то общие переживания разных совместных приключений – это люди, ради которых я готов жертвовать временем и другими ресурсами. И я очень благодарен судьбе, что за всю свою жизнь таких людей у меня становилось только больше.
У тебя есть собственная музыкальная группа. Расскажи.

Ха-ха, даже как-то неловко. Действительно, на 4-м курсе ко мне подошли двое моих однокурсников. Камила и Илья. Они сказали, что хотели бы выступить на студенческом фестивале, и не мог бы я подыграть им на басу, а также найти студию и барабанщика для репетиции. Что удивительно, это было ровно за две недели до нашего первого выступления. За пару репетиций мы разучили два кавера и две собственных композиции. Благо Илья, наш клавишник, вместе со своим другом Денисом, нашим гитаристом, очень много писали в стол. Оставалось только разложить партии и выучить. И вот, 12 июня 2014-го наше выступление закрывало фестиваль «Музвышка» в клубе «Вермель». Так родился Flashback. По стилю наша музыка что-то среднее между Deep Purple и Iron Maiden: долгие инструментальные проигрыши, где соревнуются гитара и клавиши, приправленные великолепным женским вокалом. Мы не гнались за успехом, а играли в свое удовольствие. Потому, за последние 5 лет, едва наберется несколько десятков выступлений. А последний год все стали очень занятыми и даже разъехались по разным странам. Поэтому мы решили прекратить наш проект и записать несколько песен для истории, чтобы оставить о себе и своей музыкальной молодости хотя бы цифровую память.
Какой последний живой концерт ты посетил?

Это была группа «Ногу Свело». Буквально за несколько дней до закрытия всего и всех на карантин. Не скажу, что я очень скучал всё это время по концертам, но я надеялся летом слетать в Европу на выступления Пола Маккартни. Трудно быть битломаном и ждать его приезд в Россию. Это ощущение, как для фанатов «Спартака» ждать его нового чемпионства.

Ты смотришь телевизор? YOUTUBE? Какие программы?

Телевизор служит мне будильником, особенно, когда на работу к 6 утра, готовить утреннее шоу. Там я смотрю информационные каналы – черпаю новости и сюжеты. Иногда случайно натыкаюсь на какое-нибудь кино по кабельному ТВ. Так я посмотрел «Холопа». А "YouTube"… его для меня формируют Дудь, Парфенов, Пивоваров, Красава и BadComedian. Конечно, это не значит, что только их и смотрю, но по крайней мере – подписан.
Назови твой топ-5 российских СМИ сегодня?

«Эхо Москвы» – вне конкуренции (снова смеётся). «Медуза» – прекрасные тексты, «Новая Газета» – хорошие расследования, Sports.ru – лучший спортивный портал страны и, пожалуй, пятым я бы упомянул «Дождь», но за их умение делать информационные каналы и прямые включения с разных событий. Как видите, мои топ-5 – это СМИ, где работа с информаций имеет критический подход. Но, чтобы формировать объективную картинку, нужно потреблять информацию из разных источников, иначе можно стать заложником информационного пузыря.
Ты испытываешь гордость по поводу того, что твоя карьера состоялась именно на «Эхе Москвы»? Вообще больше склонен себя хвалить или критиковать? Что скорее тебя замотивирует: комплимент или критика?

Испытываю. Ровно это я и написал в дневнике практики, когда пришло время делать отчёт.
Потому что «Эхо Москвы» – летописец современной истории России. Радиостанция всегда находилась и находится на острие общественной жизни. Если прогуляться по нашей портретной галерее, то сложится впечатление, что история творилась в наших стенах. Возьму случайные имена: Билл Клинтон, Михаил Горбачев, Йоко Оно, Филипп Киркоров, Борис Акунин, рэпер ST, Рома Жёлудь, Иэн Маккеллен и многие-многие другие – все они были в наших стенах, делали какие-то заявления, и мир после этого шевелился.
Как не восхищаться после этого нашей радиостанцией? А что касается критики и комплимента… у меня всегда стоит установка становиться каждый день лучше. Я открыт для конструктивных советов и замечаний. Но критика и комплимент в классическом понимании действуют на меня одинаково плохо. Если скажут, что тут ты сделал всё не так, конечно же, я расстроюсь, а если обратят внимание, что получилось всё супер-пупер, то тоже не буду этому рад – начну рефлексировать, а вдруг это просто везение? А вдруг уже не смогу сделать так же классно? Поэтому стараюсь слушать только людей из условной контрольной группы, которая состоит из коллег, друзей и родных. Чье мнение для меня важно.
Кто может стать кандидатом на должность Главного редактора «Эха Москвы»?

Доживем до 2024-го и узнаем.

На выборах на должность Главного редактора впервые с 1998 года у Алексея Венедиктова был соперник: журналист Алексей Голубев набрал 20%, в то время как за Венедиктова проголосовали 73% процента. Как ты думаешь, если бы победу одержал Андрей Голубев, как поменялось бы «Эхо Москвы»?

Да, это были первые альтернативные выборы главного редактора на «Эхе». Конечно, изменения были бы, потому что главный редактор – центральная фигура в любом СМИ. Но Голубев, чьим доверенным лицом я был на этих выборах, точно так же придерживался принципа, что мы –площадка для обмена мнений, которая даёт высказаться всем сторонам. Его выдвижение касалось в большей степени условий журналисткой работы: какие-то социальные и инфраструктурные вопросы. И в этом плане он победил, потому что вскоре после выборов был затеян ремонт, а также появилось много маленьких приятностей, которые делают рабочий процесс комфортнее, например, хорошая кофемашина.

Твой 2020, какой он?

Directed by Robert B Weide. Определённо, пандемия сбила с привычного ритма жизни, но 20-й год стал эпохой, когда вызовы становятся возможностями. И я бы даже сказал, что темп жизни стал, как в каком-то хорошем мюзикле, где диалоги сменяются музыкальными номерами, жизнь то останавливается, то приходит в движение – какой-то сплошной La La Land, но надеюсь, без такого же финала, если вы понимаете, о чем я.
Автор рубрики Юля Терлецкая
PR in
Глеб Самойлов and The MATRIXX
Международная акция «Час Земли»
Климатический форум городов
Проект «Искусство ради Экологии»
Проект «Экоманифест»

ЁШ agency благодарит Никиту Василенко за участие в проекте
Misha Libertee
художник и промышленный дизайнер,
постоянный участник фестиваля Burning Man
и выставок современного искусства по всему миру
В твоей жизни было несколько переездов. Расскажи, как так получилось?

В Питер я переехал с девушкой сразу после окончания школы. Это были довольно длительные отношения. Наверное, самые длительные в моей жизни. Ее родители не приветствовали наш союз. Всячески этому противились. Тогда мы решили переехать в город, в котором у нас никого нет: ни родственников, ни знакомых. Мои родители к тому моменту уже перебрались в Москву. Мы же с девушкой решили отправиться в культурную столицу России – в Петербург.

А что было дальше? Почему на твоей личной карте появился Китай?

О, это очень долгая история.
В Питере мы прожили с девушкой года четыре. Потом поженились, а через три месяца после свадьбы расстались. Но тут, наверное, стоит рассказать о событиях чуть более ранних. Город Ессентуки, в котором я родился, вообще не приспособлен для творческих людей. Там можно заниматься только чем-то максимально приземлённым и понятным: таксистом, милиционером, преступником. В общем, место классное для отдыха, но для жизни совсем не подходит, особенно для творческого человека.
После школы я пошел учиться на юриста. Это было решение моих родителей. Я честно закончил универ, даже отслужил в армии, даже пошел работать по профессии. Но творческие амбиции во мне жили. Я их реализовывал по средствам принтов. Рисовал и продавал их через интернет на различных ресурсах, как привило, западных. Моя вторая половина не очень верила, что из этого может что-то получиться, с иронией воспринимала и всячески гасила эти амбиции. Я и сам, честно говоря, не очень верил в то, что я смогу этим зарабатывать, смогу этим жить.
Когда мы расстались, мне опять пришлось начинать жизнь с чистого листа. Я представлял себе ту идеальную новую жизнь, которую хотел бы прожить. Конечно, я видел себя успешным художником, живущим в теплой стране. Правда, тогда было не совсем понятно, как заниматься творчеством и им же обеспечивать свое существование.
Подумал: «Дизайнер – это же тоже художник. Они рисуют и им за это платят». Я изучил все вакансии, вычленил из них повторяющиеся требования и сделал под эти требования портфолио идеального дизайнера за одну ночь. Утром разослал его в разные компании по всему миру, но выбирал в основном тропические теплые страны.
Параллельно отправил запрос на участие в Comic-Con как художник. Я мечтал туда попасть с детства. Через несколько дней мне пришел ответ, в котором был так называемый Professional ID на три года.
В общем, получилось так, что я расстаюсь с девушкой, вся моя жизнь рушится в секунду. А уже через неделю после расставания у меня на руках приглашение в Китай работать дизайнером игрушек, приглашение на Comic-Con, я уже успел податься на американскую и китайскую визу. Тут передо мной уже стоял выбор: ехать в Сан-Диего на Comic-Con или ехать в Китай. Выбор пал на Китай. Так началась моя творческая карьера. Я делал детские игрушки, что в последствии мне пригодилось.
Ты говоришь на китайском?

Говорю немного. На бытовом уровне.
Первые две компании были ориентированы на русский рынок, поэтому было много русскоговорящих людей или экспатов, говорящих и на том, и на том языке. Третья компания была русо-британской. Она производила спортивные аксессуары и аксессуары для гаджетов, в том числе для Олимпиады в Сочи. Это был отдельный большой проект. Именно на этом проекте я максимально прокачал свои скилы дизайнера. Добился всего, чего можно добиться. И уже после Олимпиады я возглавил отдел дизайна в этой компании.

Проект Либерти появился тогда?

Изначально появилась Статуя Свободы – татуировка, которую я выиграл в конкурсе ВКонтакте. В этом конкурсе нужно было нарисовать эскиз и, если большинство проголосует за этот эскиз, ты получаешь татуировку от питерской тату-студии. Прикол моего эскиза был в том, что я нарисовал его ручкой прямо на руке. Он был точь-в -точь такой, как у меня сейчас. Получилось прикольно и мой эскиз выиграл. Потом везде подписывался, ставил теги, никнеймы Либерти. Потом решил делать футболки. У меня была уже довольно большая коллекция принтов. Я подумал, а почему бы не замутить свой собственный бренд футболок. В тот момент я уже жил в Китае, у меня в доступе были все фабрики мира. Стал разбираться в технологиях производства. Китай – для дизайнера Рай на Земле. Любая идея может быть реализована, особенно для промышленного дизайнера. Вообще, промышленный дизайн – моя любимая сфера деятельности. Не считая дизайна одежды, к которому я пока не подошел слишком близко. Скажем, у нас с ним был петтинг, я его немного потрогал, но пока полностью не погружался.

Но это есть в планах?


Да, конечно. У меня в голове тонны разных моделей одежды, которые я когда-нибудь реализую.
А как в итоге ты оказался в Москве?

Это было в 2015 году. Я – человек с бэкграундом в арте (уже была сделана серия работ, участвовал в выставках в Китае) приехал в Россию, посмотрел, что здесь все так здорово и дешево. Тогда же я увидел ЦСИ «Винзавод», Дизайн-квартал «Флакон». В Москве появились «цветные» люди, не в смысле цвета кожи, а в смысле интересной одежды, прикольных увлечений, эмоций в глазах. Мне так это все понравилось, решил вернуться в Россию. Стал искать новую работу. Дизайнеров требовалось много, но заработные платы были очень маленькие. И судьба меня привела в так называемое «творческое рабство».
Знаешь, есть люди с творческим амбициями, которые мечтают делать выставки, но, в силу своих способностей, не могут. НО у них есть деньги. В общем, я стал делать скульптуры и всякие продукты на заказ. Под чужим авторством, но за деньги.
В принципе зарабатывал довольно неплохо. Заработок позволял мне путешествовать, но это шло в разрез с моими собственными амбициями. Когда ты обслуживаешь чужие мечты, тем более, если они пересекаются с твоими…

Ты был такой «арт-проституткой»?


Что-то вроде того… Еще это называется «творческий негр».
Ко мне приходили люди с разной степенью талантливости, выплескивали на меня свои идеи. Я думал, как это все реализовать и при этом не уйти в депрессию
Ты отказывался от каких-то заказов?

Чтобы прям отказываться, нет, такого не было. Я бы отказался, наверное, от чего-то оскорбительного, но такого не было. Оскорблялись исключительно мои вкусовые чувства. Это я компенсировал гонораром.
Просто есть художники, а есть дизайнеры. Художники более сентиментальны, более чувствительны. Опыт работы дизайнером меня закалил. Появился иммунитет к критике, к правкам. Любые правки я воспринимаю как отсутсвие вкуса заказчика. Я не могу научить всех людей прекрасному, дать им какое-то образование, привить вкус. Как правило, люди, у которых много денег не обладают хорошим вкусом. И я научился просто не обращать на это внимание. Но под такими работами я никогда не ставил свое авторство. Ты наверняка видела много работ, которые делал я, но ты никогда не подумаешь, что это сделал я. Потому что там нет ничего моего, там только мои руки, моя техника. В этих работах я – ремесленник, не автор и не художник.
Поэтому, в принципе, я не помню чего-то такого, от чего я бы отказался. Но было много такого, что мне было стыдно делать. Я потом сидел два дня в душе, обняв коленки, плакал. И думал: «Почему я этим занимаюсь?».

В прямом смысле «Сидел два дня в душе, обняв коленки, и плакал»?

Ну, условно говоря.
Я посмотрела историю твоего творческого развития и заметила одну тенденцию. Ты находишь идею и начинаешь ее тиражировать. В серии животных был сначала слоник, потом зоопарк? Как это происходит?

Вообще, начнем с того, что я люблю животных, гораздо больше, чем людей. Поэтому я не рисую портреты.
Этот проект родился после моего неудачного опыта на Burning Man. В 2017 году я попал на Burning Man впервые. Мечтал об этом, наверное, года с 2005. И тут у меня появилась возможность поехать туда и установить работу не моего авторства. Это было крайне сложно физически, потому что условия нечеловеческие. Днем жарко. Ночью холодно. Ни воды, ни инфраструктуры. Нужно было установить сложную инсталляцию. Я один в пустыне, у меня нет никаких ресурсов. Возвращался в убитом состоянии, несмотря на то, что моя мечта реализовалась.
И тогда я подумал, что это ведь могла быть моя работа!
На следующий год поехал со своим артом, у меня был свой лагерь, который организовал Паша Сахаров. Придумал огромную голограмму-пирамиду, на которой со всех сторон можно увидеть различный 3D-контент. Мы сделали Open Call с художниками из разных стран, в том числе отправили запрос в компанию Musion 3D, которая специализируется на голограммах. Она делала концерт Тупака, шоу Майкла Джексона. В общем, лидер в мире голограмм. Секунда производства стоит огромных денег. Ребята прониклись ценностями фестиваля и сделали 2-х минутный ролик. Абсолютно бесплатно. Плюс, еще десятки художников прислали нам свои работы. Но так получилось, что сама установка прибыла в порт Лос-Анджелеса только 30 августа, уже после окончания фестиваля. Мы об этом узнали заранее и сделали в Америке еще одну. В этой истории много казусов, которые в итоге привели к тому, что мы с Пашей строили эту пирамиду вдвоем, дней десять. Полностью готова она была только за 20 минут до сожжения мэна.

А в следующем году ты решил не морочиться и сделать надувной арт?

Да, именно так. В итоге, как ты знаешь, получился 23-метровый неоновый салатовый слоник. Оказалось, что это было еще сложнее, чем пирамида, потому что 23-метровый слоник требует очень продуманной техники безопасности. На него действует температура, ветер. Все это мы рассчитывали. Сам слоник – это надувная фигурка, но там еще 2,5 тонны пригруза, растяжки, генераторы. К тому же, люди на фестивале находятся в разных состояниях, под разными веществами. Были случаи, например, когда люди пытались разогнаться на великах и отскочить от него.
С историей слоника все более ли менее понятно. Расскажи, почему же кирпичи?

Слоник – это не портрет слона. Это – минималистичная, упрощенная форма слона, в которой остается хобот, уши, лапы. Для меня важно было передать образ, используя свой стиль. Поскольку на момент создания слоника уже были две фигуры, я решил продолжить эту серию животных, с которыми в последствии поехал на первую персональную выставку в Майами. А дальше я стал думать: «Как еще это можно упростить, чтобы не потерять суть? Как они еще могут выглядеть? Отчего еще можно избавиться?». Так родились кирпичи. По сути, это – максимально простая форма.

А каким образом ты отбирал бренды, айдентику которых использовал?

Это части моего внутреннего мира. Что-то, что формировало мои вкусы, мои предпочтения на протяжении всей жизни. Полагаю, что не только моей.
Мне важно вызывать своим творчеством у людей эмоции и, желательно, радостные. Искусство не всегда вызывает положительные эмоции. Это нормально. Но я бы хотел, чтобы мое творчество резонировало в положительном ключе. Вот, например, Молния Маквин. Я ее обожаю. У меня нет машины и даже прав нет. И пока не будет возможности ездить на такой машине, я даже учиться не собираюсь.
Ты говорил чуть выше, что единственный проект, за который ты точно никогда бы не взялся, это тот, который способен оскорбить. Тем не менее, ты заигрываешь с поп-культурой, брендами и религией. Не думаешь, что это заигрывание может кого-то оскорбить?

А так мы подошли к моему главному проекту, который я готовлю уже четыре года. К серии витражей. Часть этой серии можно найти на сайте, иногда работы появляются в составе других выставок. По сути, это витражи, в которых я заменяю персонажей канонических на «современных идолов». Людей, которые сформировали нашу культуру в различных областях: в музыке, в спорте, в искусстве. На этой выставке ты можешь увидеть тизер к серии – будущего президента США Канье Уэста. К нему можно относиться по разному, но вряд ли стоит отрицать, что он повлиял на нашу цивилизацию. Он талантливый музыкант, продюсер, дизайнер. Сейчас он делает Sunday Service – концерты в церквях. Когда ты это смотришь на YouTube выглядит так естественно, хотя концерт совмещает выступление репера и воскресную службу в церкви.
Моя серия витражей – это Sunday Service в мире искусства. Я не претендую на религиозность, более того, я хотел бы ее избежать. Витраж для меня – это просто художественная техника, часть культуры того времени. Художники отражали на витражах актуальные сюжеты. Сейчас на общество влияют совсем другие вещи: наука, технологии, спорт, игры, искусство. Я решил зафиксировать каких-то ключевых персонажей, которые на нас повлияли и нас изменили. И сделал это в такой же технике.
Из этой серии будет сделана выставка, но скорее всего она состоится не в Москве. Потому что даже переговоры с площадками не вселяют надежды. Как раз по причине того, что зрителем это может быть считано по-разному. Даже сюда периодически заходят люди и фотографируются перед Канье на коленях со сложенными на груди руками. Соответственно, я полагаю, что религиозные люди могут воспринять это как оскорбление. Тут, наверное, стоит вспомнить историю Юли Цветковой. Вряд ли она могла подумать, что её рисунки будут считаны как порнография.
Изначально религиозного контента я в этот проект не закладывал, но никогда не знаешь как люди отреагируют. Но, конечно, отказываться от него я не буду. Я делаю для людей, которые воспримут это нормально.
Кто твоя аудитория?

Моя аудитория – это я, ты, люди, пришедшие на выставку.
Если серьезно, моя аудитория сконцентрирована на западе. То, что я делаю, не очень любят в России. Это не хорошо и не плохо, это данность.
В общем-то я вырос на западной культуре, она меня формировала. Я, кстати, обсуждал этот вопрос с Дмитрием Гутовым. Вот он говорил, что люди, которые выросли на русской классической литературе, не могут создать ничего яркого и радостного. Потому что они выросли на переживаниях Булгакова и Чехова. Мне повезло, я родился в курортном регионе, в котором законсервировалась дореволюционная Россия. Там очень богатая яркая природа. Да и классическая литература обошла меня стороной из-за дислексии. Я мог читать в основном комиксы, в которых информация подаётся короткими текстами и картинками. Наверное поэтому я смотрю на вещи более позитивно. И творчество мое несет позитив.

У тебя нет галереи, которая тебя представляет? Ты не хочешь никому принадлежать? Или просто не нашлось еще такой галереи?

Очень хороший вопрос. И очень сложный.
У меня есть галерея #DarkArt, которую создали мои друзья Андрей Левин и Паша Сахаров. Она мне помогает участвовать в выставках, ярмарках и тд. Но это номинально. Конечно же мне хочется, чтобы мои интересы представляла авторитетная, международная галерея. Я слабо верю, что российские галереи заинтересуются моим творчеством. В России вообще достойных галерей, которые действительно занимаются продвижением своих авторов, найдется может быть две. Очень специфичный и закрытый галерейных бизнес в России. И, скажем честно, он мне не очень интересен. Он уже моих амбиций. Я хочу показывать свое творчество далеко за пределами нашей страны.
Ну есть ряд таких звездных галерей, с которыми я хотел бы работать. Например, Opera Gallery. Они работают с Покрасом Лампасом. Eden Fine Art Gallery, которая представляет Алека Монополи. Он, кстати, мне не очень нравится. Безусловно, Алек успешный и популярный художник. В этом плане я его искренне уважаю и по белому завидую. Не стесняюсь вообще никому завидовать и отмечать чужие успехи. Мне кажется, это круто. И проблема российского не только арт, но и просто бизнеса в том, что люди чужие успехи воспринимают как свои недостатки. Их это задевает.
Например, Покрас Лампас. К нему в российском сообществе отношение довольно странное. Примерно такое «Ну он не художник. Загогульки делает». У меня такого вообще нет. Я к нему отношусь с большим уважением. То, что он делает кажется мне очень классным. И, безусловно, он очень талантлив. Я рад, что есть в России такой прецедент. Он – супер звезда российского разлива.

Но ты сам галерею не ищешь?

Я сам писал только двум галереям. Это было в 2012 году и это было очень смешно. Я писал Ларри Гагосяну и в Саатчи. Но, как ты видишь, это не увенчалось успехом.
Цена на твои работы, я имею ввиду кирпичи, различна. От чего это зависит?

Это обусловлено тиражом и трудовыми затратами. Те, что стоят 2020 рублей – это титульный дизайн. У него открытый тираж. Они ограничены по году, выпускаются только в 2020 году. В 2021 году я закрою продажу этого дизайна и сделаю новый. Цена на новый дизайн будет 2021 рубль. Стоимость остальных зависит, в основном, от трудозатрат, сложности рисунка. Какие-то, например, я делаю полностью вручную.
Когда-нибудь я планирую выйти на промышленные тиражи. Для российского рынка это является невероятным, а для мирового рынка – абсолютно нормально. Как пример, тиражные работы Бэнкси, Джеффа Кунса. Именно они сделали искусство доступным. Не каждый способен купить работу Кунса за миллионы, но многие могут купить ее за 13 тысяч долларов.
На твоем сайте я заметила интересную последовательность изображений: «Писсуар» Дюшана, «Банан» Маурицио Каталано и твой кирпич. Что это? Важная для тебя цепочка реди-мейдов?

Это, наверное, писала моя альтернативная личность. Из моего Инстаграма. У меня есть два инстаграмма – личный и творческий. Так вот, мой личный ведет моя утрированная личность. Этот человек мог бы поставить эти предметы в один ряд. Он мог бы поставить свою работу даже выше Дюшана, Маурицио Каталано и всех остальных, а потом сказать, что эти работы были лишь ступеньками на пути человечества к осознанию и принятию творчества Миши Либерти.
Я абсолютно уверен, например, что «Банан» Маурицио – это хорошо продуманная маркетинговая стратегия. И первая продажа была фейковой, что вызвало резонанс и повлекло за собой последующие две продажи. Это такой стёб над миром искусства и, одновременно, икона мира искусства 2019 года.
А как ты вообще относишься к подобным провокациям? Банан на стене, работа Бэнкси на Sotheby's, прошедшая через шредер?

Я к этому отношусь с юмором. Точно не готов наделять это сакральным смыслом, не могу сказать, что Бэнкси таким образом переосмысляет что-то. Нет. Это очередная, открытая провокация мира искусства.
Сейчас не модно говорить, что тебе нравится что-то популярное, но Бэнкси и все его акции – это бесподобно. Когда ты супер-звезда, тебе сложно снова и снова удивлять. Ему это удается.
Я вообще восхищаюсь идеями, которые придумал не я. Вернее сказать, идеями, которые я бы не смог придумать.
Вот так бы я не смог придумать точно
#Говоризасебя
Автор рубрики Юля Терлецкая
PR in
Глеб Самойлов and The MATRIXX
Международная акция «Час Земли»
Климатический форум городов
Проект «Искусство ради Экологии»
Проект «Экоманифест»

ЁШ agency благодарит Мишу Libertee за участие в проекте
Игорь Седов
ведущий радиостанции «НАШЕ Радио»,
редактор проекта «НАШЕ 2.0»,
ведущий фестиваля «Нашествие»
Назови свою настоящую фамилию?

Седов! Или ты о той фамилии, что прописана в моём паспорте? Так её до сих пор подчёркивает красной волнистой линией Word, а значит она не столь популярна. Да и людей, которые знают Игоря Сивенкова на этой планете с каждым годом всё меньше. Остаются лишь всевозможные организации, вроде паспортных столов и избирательных комиссий. Ну, а если говорить серьёзно, Седов я по материнской линии. Так что всё без обмана. Я – Седов.

Сколько лет ты работаешь на «НАШЕм Радио»? Как все начиналось?

Всё началось в далёком 2001 году, когда амбициозный и подающий надежды провинциальный радиоведущий вышел из плацкартного вагона на перрон Белорусского вокзала и Москва начала обвивать его то Бульварным, то Садовым кольцом…
На самом деле всё было совершенно не так. В конце 2000 года я действительно бросил работу на смоленской радиостанции ради вакансии офисного сотрудника в одной московской фирме. Правда, офис оказался частью овощехранилища, где даже летом температура не поднималась выше пяти градусов. А должность операциониста оказалась зелёной тоской, перемежаемой офисными возлияниями. Тогда я просто сел на телефон и начал звонить на все московский радиостанции, номера которых можно было найти в интернете. По счастливой случайности один из звонков был сделан на «НАШЕ Радио» и, опять же, по счастливой случайности меня не послали, а соединили с тогдашним программным директором – Филиппом Галкиным, который предложил приехать к нему в офис и поговорить. Сам не знаю, как так случилось, но после получасового разговора про смоленское радио и «за жизнь» вообще Фил предложил мне поработать диджеем на недавно открывшейся радиостанции ULTRA. То есть, просто ставить диски, «без голоса». Я согласился. А уже к маю на «НАШЕм» образовалась вакансия, которую мне и предложили занять. Так что, попал я – натурально – с улицы, не по объявлению и не через постель.
Был период, когда ты уходил с HР и работал на DFM, Energy. Расскажи про этот опыт.

Это было феерично! Потому что меня в первый и второй раз в жизни схантили (это когда сотрудника переманивают из одной компании в другую, обещая лучшие условия работы). Я увидел те самые коридоры «Останкино», где снимали фильм «Чародеи», горел в прямом смысле на работе, когда в здании случился пожар, а я в это время не знал о нём и продолжал вести эфир. Но самое главное – я познакомился с огромным количеством настоящих профессионалов радио. Со многими из них мы и до сих пор дружим. Так что можно назвать эти 5 лет золотым временем).
Это правда, что было время, когда ты ночевал в студии, потому что негде было жить?

Да, это правда. Когда я начал работать на «Ультре», в какой-то момент оказался без жилья. А дело было зимой, и на скамеечке особо не поспишь. Поэтому ехал на Шаболовку, где тогда находилась студия и на каких-то банкетках в антисанитарных условиях, в промежутках между треками Metallica и Rammstein пытался выспаться. Мылся-брился-стирался в общественных уборных. Но этот период бродяжничества, к счастью, был не долог, и в радио-бомжа я не успел превратиться.

Ты когда-нибудь жалел о том, что покинул «Газпром-Медиа Холдинг»?

Я жалел о том, как именно изменил свою жизнь в тот временной промежуток, когда ушёл с NRJ.
Проект «НАШЕ 2.0». Назови топ-3 молодых групп/исполнителей, на твой взгляд, самых достойных.

Вот тут не смогу. Для меня они все как родные дети. Разве можно выделить какой-то топ? Я очень радуюсь, когда у кого-то из них получается шагнуть дальше, чем проект «НАШЕ 2.0». И очень огорчаюсь, когда у других не получается выбиться в большой эфир.
К первой категории можно отнести группы: «Порнофильмы», «Гудтаймз» и LaScala. Ко второй категории: «Белки На Акации», «СТО», «Кривоструй», «Дайте Два». Но, как говорится, мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Почему на «НАШЕм Радио» так аккуратно относятся к ротациям песен новых исполнителей?

В истории радиостанции был эксперимент по тотальному изменению музыкальной базы, когда песни корифеев жанра были заменены на творения новых исполнителей. Как показали исследования, аудитория станции такой прикол не оценила и начала массово покидать станцию. Рейтинги покатились вниз, за ними и продажи. И кто бы что ни говорил, радио – это, в первую очередь, про бизнес, и крайне редко – про идею. Поэтому эксперимент был прекращён и дальнейшие добавления новой музыки стали дозированы и незначительны. Аудитория охотнее будет слушать старую песню «Пикника» или новую песню «Алисы», нежели творчество большинства из молодых групп.
И кто бы что ни говорил, радио – это,
в первую очередь, про бизнес,
и крайне редко – про идею
Какие ошибки недопустимы для радиоведущего?

Все ошибки, какие только возможно, каждый из ведущих однажды совершал. От неверно поставленных ударений до врубания «пургамёта». Важно извлекать урок из собственных ошибок и, анализируя их, становиться лучше и лучше. Понимаю, звучит слишком пафосно, но я и через 20 лет после работы на радио слушаю свои эфиры, чтобы искать ошибки. Здесь начал тянуть «ээээ», там чавкать между предложениями. Вот с этими паразитными явлениями постоянно приходится бороться.

У тебя есть свой топ курьезных случаев за эфиром?

Топ – это что-то такое, от 10 места к 1 по нарастающей. Я же сразу вырвался в лидеры этого чарта, когда забыл выключить микрофон и сказал: «Да ё….рот».

Кто твой самый близкий человек на НР? Почему?

Звукоинженер Серёжа. Потому что мы – соседи по Химкам, и у него есть запасные ключи от моей квартиры на случай, если я свои потеряю)

Ты помнишь свое первое «Нашествие»? Каково было выйти на сцену фестиваля, собирающего порядка 200 000 человек? Стало ли оно самым ярким для тебя? Если нет, то какой год стал самым запоминающимся?

Самое первое «Нашествие» помню плохо. Это было в 2002 году и, выходя на сцену, я очень волновался. Это единственное, что запомнил. Волновался так, что в какой-то момент забыл, какую группу должен был представлять.
А самым ярким становится каждый фестиваль. На одном я сгорел на солнце так, что был цвета красного знамени. На другом – сорвал голос ещё до открытия фестиваля, и со сцены шипел в микрофон. На третьем – был ведущим конкурса «Мисс «Нашествие». И так перечислять можно до бесконечности. Каждый год «Нашествие» преподносит свои сюрпризы и запоминается чем-то уникальным.
В 2018 «Порнофильмы», «Элизиум», «Пошлая Молли», «Йорш» и Distemper отказались от участия в «Нашествии» из-за сотрудничества с Министерством обороны РФ. Твое отношение к такой позиции?

Фестиваль проводится в первую очередь для его посетителей. И, насколько я знаю, никто из них не сдал билеты по той причине, что в небе над фестивалем, согласно многолетней традиции, исполняют фигуры высшего пилотажа лётчики ВВС РФ. Представленная для ознакомления военная техника вызывала у зрителей дикий восторг. Фестиваль сотрудничает с Министерством обороны чуть ли не с начала своего существования, и как-то никого это не напрягало. Но музыканты вправе делать свой выбор. Не хотят выступать на «Нашествии» – мы эту позицию уважаем.
Вспомни самые «трэшовые» эпизоды на фестивале? Твоя личная жизнь когда-нибудь страдала из-за «Нашествия»?

Про других рассказывать некрасиво, поэтому буду про себя. На одном из фестивалей, после того как отработал на сцене, пошёл в палаточный лагерь к своим друзьям, где слегка увлёкся «атмосферой фестиваля», на утро проснулся в совершенно непотребной чужой майке, которая была мне не то, что велика, а гипер-велика. В этой майке я приехал в гостиницу, где живут ведущие, и меня кто-то в таком наряде увидел. И тут же среди коллег пронёсся слух, что Седов разгуливает по территории гостиницы в женском платье.
Отвечая на второй вопрос, могу сказать Да. Всегда.
Твой топ-3 лучших рок-музыкантов России сегодня?

Если мы составляем этот топ по кассовым выручкам – «Би2», «Ленинград», «ДДТ».

Знаю, ты любишь творчество Тилля Линдеманна. Как прокомментируешь его последнюю работу с участием русских девушек?

Мне, скорее, не сам Тилль симпатичен, а группа Rammstein. Я когда их впервые услышал и увидел живьем – натурально – офигел от того, как можно делать такое крутое шоу, сочинять такие песни и от того, как из музыки можно сделать бизнес-модель, при этом оставаясь музыкантами, а не бизнесменами. А сольное творчество Тилля меня не зацепило. Если же мы говорим про клип Till The End, то мне более симпатичен клип Джорджа Майкла Too Funky. Смысл тот же, но реализация дороже и красивее.

На чей концерт из нынешних рок-музыкантов ты не пошел бы никогда и ни при каких обстоятельствах?

«Ленинград».

Как думаешь, почему интернет-радиостанции не заменили FM-радиостанции?

Есть хороший радио-анекдот. Изобрёл, значит, однажды Попов радио. Включил, а слушать нечего! Та же история, только наоборот, произошла с интернет-станциями. Они опередили своё время и появились задолго до того, как 4G интернет пришёл в каждый автомобиль, и пенсионеры освоили wi-fi.
Что думаешь по поводу шоу на YouTube? У тебя есть любимые?

YouTube – это реальная угроза ТВ. Я бы даже сказал, угроза, которую вовремя не смогли оценить и принять надлежащие меры. Если перефразировать одного киноперсонажа: «...через 20 лет не будет никакого телевидения! Один сплошной YouTube!». Сам я к данному сервису отношусь, скорее, как к возможности смотреть и узнавать то, что мне нужно и интересно. И я не из тех, кто ждёт и обсуждает «новый выпуск Дудя» или очередные «Зашкварные истории». Интернет большой. Там всякого много. Из последних любимцев, пожалуй, Лапенко.

Почему ты не любишь Юрия Дудя?

Отнюдь! Я искренне преклоняюсь перед Юрием, поскольку он сделал качественный продукт для своей аудитории и заработал на этом неплохие деньги. Просто я – не его ЦА (целевая аудитория). И, если честно, мне очень нравится, в какую сторону он сейчас движется. Это настоящая журналистика без прогибов под систему и на злобу дня. Он и Пивоваров, пожалуй, единственные, кто остался верен кодексу чести журналиста. Ты будешь смеяться, но такой кодекс существует. И в конце 90-х, начале 00-х его обязан был знать и соблюдать всякий человек, решивший связать свою жизнь со СМИ.
И, если честно, мне очень нравится,
в какую сторону он сейчас движется.
Это настоящая журналистика без прогибов под систему и на злобу дня.
Он и Пивоваров, пожалуй, единственные, кто остался верен кодексу чести журналиста.
Самый глупый тренд сегодня?

Хайп, как явление.

Однажды ты сказал, что больше всего похож на Зилова из «Утиной охоты» Вампилова. Как бы ты охарактеризовал этого героя?

Есть две категории мудаков: мудаки добрые и безобидные, вроде Афони из одноимённого фильма Данелии, и мудаки злобные, вроде Зилова. Долгое время я был вот таким же злобным мудаком. И беда таких мудаков в том, что они понимают, что они мудаки и злые, но сделать с собой ничего не могут или не хотят. А когда получается в себе это подавить, оказывается уже поздно. Да и рецидивы случаются.

Дима Харитонов (прим. Программный директор радиостанции Studio 21) однажды сказал про тебя: «Женщины всегда любили его невероятно. Если я выйду на сцену, мне будут аплодировать человек 10. Ему будет аплодировать весь зал». При этом ты по-прежнему остаешься холостяком. Почему?

От меня сбегают. Вот честно, не вру ни на йоту. Все мои девушки от меня уходили. И только от жены я ушёл первым. Идеалов не существует. Именно погоня за ними и губит нормальные, здоровые отношения.

Три мечты, которые пока не осуществились?

Дом, сад, сын.
#ГОВОРИЗАСЕБЯ
Автор рубрики Юля Терлецкая
PR in
Глеб Самойлов and The MATRIXX
Международная акция «Час Земли»
Климатический форум городов
Проект «Искусство ради Экологии»
Проект «Экоманифест»

ЁШ agency благодарит Игоря Седова за участие в проекте
Виктор Абрамян
звездный ведущий «Авторадио»,
лауреат Национальной премии «Радиомания 2019»,
режиссёр, лауреат премии кинофестиваля Zilant
Уже три года ты являешься ведущим одной из самых топовых радиостанций. Расскажи, как ты попал на Авторадио?

Мой близкий друг (ныне – ведущий утреннего шоу на Юмор ФМ – Георгий Гаглоев) в 2016 году переходил с позиции корреспондента Авторадио на позицию ведущего и шеф-редактора радиостанции Energy. Как казалось ему, это значит, что Авторадио будет срочно искать ему замену (спойлер – не особо). А поскольку именно весной 2016 я решил закончить работу в университете, идея мне понравилась, я пришел по его рекомендации и попросился на стажировку. Каждый день на протяжении двух месяцев я ходил в редакцию Авторадио, получал задания и старался себя проявить: писал новости, брал комментарии у экспертов, монтировал, пытался что-то записывать сам и т.д. Но взять на работу меня решили только после того, как мне доверили снять видеосюжет о фан-зоне Чемпионата мира по хоккею в Парке Легенд. Вроде, получилось весело. Так, в конце мая 2016 года я стал собственным корреспондентом Авторадио.

Ты наверняка помнишь свои ощущения от первого эфира. Как все прошло? Как бы ты оценил этот эфир сегодня?

Поскольку у нас с коллегами из нашей редакции и других радиостанций холдинга всегда были очень теплые отношения, я помню, как за 5 минут до начала первого шоу в предэфирке собрались ведущие, корреспонденты, программные директора нашей и других станций. Ребята держали таблички «Давайте!» или что-то типа того (точно уже не помню), помню, что это было круто. А потом все, как во сне. Рядом с нами на протяжении почти полугода до этого и, естественно, в момент запуска шоу была наш первый продюсер шоу, которая сделала все, чтобы мы не обделались, Аня Бойко. Поэтому к первому эфиру мы были готовы настолько, насколько это возможно. Я бы оценил его, как «неплохо для первого эфира». У меня есть такая фраза (возможно, не для публикации) – «ну, не блевотно» - часто употребляю ее в случае, когда получается достойно, но надо и можно лучше. Но главное отличие в том, что тогда, больше трех лет назад, шоу было набором рубрик, которые мы подводили или вели сами. А сейчас – это шоу, которое мы, как персонажи, двигаем. И именно со временем, а не с первого эфира, мы стали тем, что каждый день связывает три часа в одну стройную и интересную историю.
К вам в программу приходит очень много популярных людей. Был кто-то, чьего появления ты ждал с особым трепетом, волновался?

Я со средних классов школы обожаю Касту. Чтобы вы понимали, насколько - не так много людей в стране читают в караоке «Вокруг шум» лучше меня. Естественно, не смотря на слова на экране. И вот я узнал, что парни придут к нам. Это было через несколько месяцев после запуска шоу. Помню, написал кучу вопросов из истории группы, каких-то внутряков понаходил, короче, был готов во все оружия. А потом начал обсуждать с коллегами вопросы и понял, что никому, кроме меня это не будет интересно. В итоге, на эфире я задавал банальные вопросы про тексты и биты, короче, считаю, что интервью провалил. Но так я научился искать золотую середину и готовиться к любому гостю с холодным умом. Следующий эфир с Кастой был крутым. Позже мы даже оказались в инстаграме Касты после того, как в эфире делали с Мариной Кравец музыкальный эксперимент, совместив минусовку «Вокруг шум» и слова «Мало половин».

Назови человека, которого еще не было в гостях программы «Поехали», но которого ты бы очень хотел видеть на интервью?

Сложно сказать, потому что, благодаря работе наших продюсеров, у нас в гостях были почти все. Если говорить о реальных людях – наших соотечественниках, очень хотел бы пообщаться с Кантемиром Балаговым.

Охарактеризуй тремя прилагательными Демидова?
Громкий, Честный, Самобытный.

В 2019 ты получил «Радиоманию» в категории «Радиоведущий/интервьюер» за интервью с Владимиром Познером. Кто еще был представлен в номинации? Что почувствовал в тот момент?

Были коллеги с «Русского» и «Шансона», если не ошибаюсь. Конечно, приятно, когда твой труд признают, особенно, когда побеждаешь тех, кого принято считать конкурентами. Это определенный уровень, которого мы достигли. Теперь – главное двигаться дальше. А это сложнее, чем просто получить награду.
В 2017 мне довелось побывать на Дискотеке 80-х Авторадио, и это было невероятно. Ты сам любишь ретро музыку? У тебя есть любимые исполнители 80-х?

Сама по себе Дискотека 80-х – это пушка. Но это круто именно, как явление, как связь поколений, как 4 часа, в которые всех накрывает волной правильной ностальгии. Поэтому всем, кто не был на Дискотеке 80-х – рекомендую побывать – это невероятно. Но глобально (в отрыве от Авторадио и фестиваля «Дискотека 80-х») – музыка уже, конечно, не моя.

Назови три НЕ любимых исполнителя?

Назову не тех, чью музыку я не люблю. Назову тех, с кем не удалось найти общий язык во время общения. Алексеев, Роман Билык (солист группы «Звери»), Нойз МС. Подчеркиваю, что к творчеству и Нойза, и «Зверей», и даже Алексеева, отношусь с большим уважением. Возможно, просто в студии не удалось поймать правильный вайб.

Что может помешать тебе в ведении эфира?

Атмосфера. Шоу – это работа не одного, и не двоих человек. Шоу – это работа команды. Если теряется взаимопонимание, если кому-то становится неинтересно работать, это неминуемо приведет к проблемам в эфире. Их, кстати, может не услышит рядовой слушатель, но услышим мы. Кто-то что-то ляпнул, кто-то что-то забыл, кто-то опоздал – все это мелочи, которые глобально не мешают, мы можем довольно быстро ориентироваться, если будет правильная атмосфера.
Какие ошибки не должен совершать радиоведущий?

Мне кажется, главная ошибка в том, что некоторые ведущие дистанцируются от слушателя, ставят себя выше, а этого делать нельзя. Радиоведущий – это же тот парень, с которым ты едешь на работу, обсуждаешь новости политики, тачки и девушек. Ты можешь говорить одновремЕнно, но быть своим в доску. И это лучше, чем быть одноврЕменно заумным и высокомерным. Если радиоведущий – нудный учитель… Ну, кому нужен такой друг?

Бывало, что ты забывал текст в самый ответственный момент?

Сложно сказать, потому что мы не готовим тексты. Есть только определенные рекламные интеграции, но их мы читаем. Все остальное пропускаем через себя и говорим своими словами.

Как относишься к фильму «День радио»? На твой взгляд, много ли в нем преувеличено? Были ситуации, похожие на те, что в фильме? У тебя есть свой топ курьезных случаев за эфиром?

Конечно, фильм – обалденный. Конечно, никто в ушах бумагу во время эфира поджигать не будет (я надеюсь), но и не это главное. Сейчас, когда радио стало почти телевидением с видеотрансляцией 24/7, почти ничего из того, что происходило в фильме невозможно. Хотя, во время выпуска новостей потереться бородой о щеку новостницы один мой соведущий может. А так – было такое, что Серега неудачно присел на кресло и оно сломалось, в итоге, фейдер громкости он выводил из-под стола. Было такое, что во время танца с Наталией Орейро, у нее поднялось настроение, и она начала меня шлепать по попе, пришлось подыграть – потом эти кадры показывали по 1 каналу. Но это все мелочи. Может, то, что принято считать курьезом на эфире, для меня норма, поэтому не могу припомнить. История вспомнилась, на самом деле, одна. У нас в шоу работала удивительная соведущая - Таня. Таня всем хороша - спортсменка, комсомолка и просто красавица. А еще реально умная девушка и настоящий журналист. Таня трижды за утро приходила в шоу с интересными новостями из мира науки, IT, интернет - трендами, но иногда позволяла себе и легкие выпуски, посвященные взаимоотношению полов.
Таня всегда была очень собрана и подавала новости, как самая умная, единственная, кто реально понимает смысл жизни, с чем мы, естественно, не спорили. Однажды в 7.30 Таня пришла с выпуском новостей о новом способе правильного засыпания. Таня очень торопилась и в первой же фразе выпуска "Ученые нашли новый способ спать", в слове "спать" вместо "п" произнесла "р". Каким был новый способ мы так и не поняли, потому что оставшиеся 4 минуты мы ржали, в прямом смысле слова, под столом. Но Таня, как настоящий профессионал, не подала виду и доработала новости до конца. Сколько же было сообщений от слушателей формата "Наконец-то, старый способ уже реально достал". Ну, и до сих пор мы с улыбкой вспоминаем эту оговорку. А Таня, кроме шуток, очень крутой профессионал, и несмотря на то, что с нами она больше не работает, я испытываю к ней самые теплые чувства.


Расскажи про опыт ведения эфиров из дома. Как реагировали соседи? Как тебе такой опыт? Как к тебе теперь относятся соседи?)

Жалоб от соседей не поступало. В этом есть прикол. Есть дикая актуальность, потому что любого гостя, эксперта мы выводим оперативно в эфир по видеосвязи и можем обсудить то, что произошло несколько часов назад. Это удобно для звезд, которым не нужно ехать в студию, чтобы дать большое интервью. Т.е. эфир не пострадал вообще. Но мне, как экстраверту, конечно, не хватает живого общения. А учитывая, что я живу в 15 минутах ходьбы от студии, я уже хочу обратно). Все-таки, для меня важно пожать руку гостю до интервью, обсудить, что произошло в обществе, понять, чем он дышит прежде, чем начать общение в эфире.
Глядя на тебя, создается ощущение, что тебя дико прёт от того, чем ты занимаешься. И вместе с тем, кажется, что тебе недостаточно того, что есть на данном этапе. Правильно ли я понимаю, что все еще в поиске себя?

Просто параллельно с ведением эфира последние годы я занимаюсь созданием видеоконтента для Авторадио: клипы, ролики, репортажи. Как мне кажется, иногда получается сносно, поэтому я решил развиваться параллельно, как режиссер. Мне скоро 30, и это возраст, к которому у меня накопился какой-то жизненный опыт. Опыт, который мне хочется переложить сначала на бумагу, а потом на экран. Недавно у нас было интервью с актером «Гоголь-центра» Никитой Кукушкиным и он сказал, что успех – это когда твоя творческая работа изменила жизнь хотя бы одного человека к лучшему. Я просто хочу быть успешным)

Как пришла идея создания фильма «Зажигалка»? Фильм основан на реальных событиях. Тебе известно, как далее развивались события в реальной жизни, что случилось с прототипом главной героини? Почему ты решил затронуть именно тему домашнего насилия?

В рамках обучения в киношколе мы готовили курсовые проекты. Преподаватели порекомендовали нам полистать паблик «Подслушано» для вдохновения реальными историями. И когда я прочитал эту историю, я понял, что это то, о чем мне нужно рассказать. Парадокс в том, что я вырос в очень хорошей семье: с насилием никогда не сталкивался. Но много слышал об этом от других. Мне стало интересно понаблюдать. Я много общался с разными людьми, созванивался с актерами, анализировал, переписывал монологи. В итоге, получилось… ну, я уже упоминал это слово. Достойно, но надо лучше. В оригинальной истории главная героиня пошла за зажигалкой, чтобы сжечь своего пьяного мужа в машине, но отключилась и не вернулась на место потенциального преступления. Муж остался жив, а ей хватило сил принять решение о разводе и уйти.

В одном из постов в социальных сетях ты написал, что Кристина Асмус подтвердила свое участие в твоем будущем фильме. Расскажешь подробнее?

На самом деле просто пили чай, болтали о кино, и я написал, что «обсуждаем с Кристиной новый фильм». После мы созванивались по другому проекту, Кристина говорила о том, что медийные актеры всегда поддерживают начинающих режиссеров, и это действительно так. Но пока конкретных договоренностей по конкретным проектам с ней не было. К сожалению)

Ты допускаешь мысль, что в будущем станешь снимать полный метр? С кем из актеров хотел бы поработать?

Я бы очень этого хотел. Или полный метр, или сериал для онлайн – кинотеатра. Надеюсь, что дорасту до такого. Я стараюсь смотреть много российских сериалов и фильмов, поэтому у нас огромное количество замечательных актеров. После просмотра фильма Бориса Акопова «Бык», я очень захотел поработать с Юрой Борисовым. Но за последний год он достиг такого уровня популярность, что, думаю, будет непросто вклиниться в его график. Поскольку в данный момент я пишу комедию, хотел бы поработать с комиками, которые не являются профессиональными актерами, но несут такой заряд, которого хватит на всю команду: в том же Рептилоиде просто неиссякаемый комедийный потенциал, аналогичная история с Нурланом и другими парнями. Из суперзвезд сложно сказать. Банально, но, наверное, Хабенский. Почему-то кажется, что он настоящий. Ну, и конечно, я не отказываюсь от слов из прошлого вопроса, что хочу снять Кристину Асмус. Нужна только история подходящая.

Какое кино предпочитаешь сам? Назови топ любимых фильмов отечественного производства? Кого из современных режиссеров для себя выделяешь?

Уххх. Три – это так мало. Наверное, «Возвращение» Андрея Звягинцева, потому что это невероятно сильно. «Дурак» Юрия Быкова, потому что это про меня. «Папа, сдохни» Кирилла Соколова, потому что это дерзко.

Из молодых режиссеров – конечно, Кантемир Балагов. Это невероятно талантливый парень, он еще возьмет Канны и, дай Бог, Оскар. Илья Аксёнов – бывший кэвээнщик, который снял замечательный сериал «Мир. Дружба. Жвачка». Думаю, что этот проект откроет ему двери в большое кино. Мой товарищ – Никита Тамаров, снявший лучший веб-сериал прошлого года «Миллионер из Балашихи». Круто, что все это молодые парни, которые своими примерами показывают, что к своей цели можно прийти, если четко ее поставит и идти.
Как относишься к критике? Стебу в свой адрес? Принял бы участие в "Прожарке" или "Что было дальше"?

К критике в адрес моего творчества болезненно. Ну, скажем, снял я фильм, показал, а мне сказали, что это отстой. Буду переживать. Могу сильно переживать. Или, скажем, написал сценарий, а его развернули, потому что никому, кроме меня, не смешно. Тоже тяжело.

А вот к стебу – очень легко. К тому, что я кавказец, к тому, что у меня ипотека, ко всему, что связано с моими хобби, фигурой и т.д. Смеяться можно над всем. Ребята из упомянутых шоу – разрушают все границы дозволенного юмора, поэтому, конечно, поржать над собой и поразгонять юмор вместе с ними– это кайф.

Самый глупый тренд сегодня? Как относишься к бодипозитиву?

К бодипозитиву не имею никакого отношения. А что касается трендов… сейчас слишком легко обидеть чьи-то чувства, чтобы говорить, какой тренд самый глупый.

Тебе нравится время, в котором ты живешь?

Мне кажется, что я везде немного опаздываю лет на 5. Мои бы идеи, да лет на 5 раньше))). Шучу. Скорее нравится, чем нет. Есть отдельные вещи, которые я считаю неправильными, но время, в котором мы живем – время возможностей. И этим надо пользоваться.

#Говоризасебя

Автор рубрики Юля Терлецкая
PR in
Глеб Самойлов and The MATRIXX
Международная акция «Час Земли»
Климатический форум городов
Проект «Искусство ради Экологии»
Проект «Экоманифест»

ЁШ agency благодарит Виктора Абрамяна за участие в проекте

© 2019 ЁШagency
Made on
Tilda